К 70-летию Победы.

Посвящается участнице Великой Отечественной войны Шматко Дарье Васильевне.

Ты не вытаскивала раненых из боя,

Другая у тебя  судьба была,

Но также меркло небо голубое,

Когда в наш Отчий край пришла беда.

Ты помнишь мирный год сороковой,

Окончив школу, свой оставив дом,

Учиться едешь в центр областной,

Ведь с  детства  так хотела  стать врачом.

Но по-другому вышло все тогда,

Ты в институт по баллам  не прошла,

Решила твердо : «Это не беда!»

И в медучилище на Тракторном пошла.

Год пролетел, июнь  зазеленел.

Ты ехала в трамвае у окна.

Вдруг страшным громом голос прогремел,

Всем сообщая ,что пришла война!

Но эта весть тебя с пути не сбила,

Ты не умела , Даша, по-другому.

Днем термины латинские зубрила,

А по ночам дежурила в роддоме.

Ты ясно помнишь первых бомб разрывы,

В сорок втором тогда был август жаркий.

На площади Борцов гремели взрывы,

Заполыхали пламенем пожары.

Когда над Тракторным сгустились тучи,

Цыганка на твоих руках рожала,

Она кричала, ты в ответ ей: « Тужься!»

Тут взрыв и вся больница задрожала.

Метнулась на квартиру, там –руины

И оседает облако цемента,

И слезы сразу хлынули лавиной:

Нет ничего-одежды, документов.

Был путь домой невероятно трудным,

Гудел ,как улей, весь  Речной вокзал.

И с трапа улетали в воду люди,

А им руки никто не подавал!

Потом Камышин и другой вокзал,

И машинист, дай бог ему здоровья,

На Ададурово он поезд придержал

И ты домой смогла вернуться снова.

В военкомат бежала ты бегом,

Скорей на фронт ,фашистов бить охота.

Сказал, нахмурив брови военком,

Иди-ка дочка в госпиталь работать.

Ты, Дашенька, не стала возражать,

Решила по-военному: «Так надо!»

Ведь тоже должен кто-то здесь спасать

Защитников родного Сталинграда!

Ты помнишь всех, кому ты жизнь спасла,

И тех , кому, к несчастью, не смогла.

Все силы их спасенью отдала,

Но смерть творила черные дела.

И никогда из сердца не уйдет,

Голубоглазый и седой Володенька,

Солдатик был совсем-совсем молоденький-

Смертельное ранение в живот.

Его лицо белело ,как стена,

Глаза так лихорадочно блестели,

Когда  была в палате тишина,

Садилась ты на краешек постели.

И на груди поправив одеяло,

Поглаживая потную ладонь,

Ты в сумерках тихонько напевала

Ему про одинокую гармонь.

Мочила  ваткой треснувшие губы,

Со лба ладошкой вытирала пот.

И сквозь до боли стиснутые зубы,

Шептала: «Все до свадьбы заживет.»

Он рассказал, что за отцом и братом

Покинул он родимую сторонку,

Пошел сражаться с варваром проклятым,

Когда в их дом прислали похоронку.

Не мог забыть, как побледнела мама

И рухнула у самого порога,

Тогда поклялся дерзко и упрямо:

-Я отомщу, ты подожди немного.

Но мать его никак не отпускала,

А сын иначе поступить не мог.

Надела крестик и к груди прижала:

-Ты там побереги себя, сынок.

Ты у меня совсем один остался,

Мне письма с фронта обещай писать!

И всем святым тогда солдат поклялся:

Я напишу, ты не волнуйся, мать.

Ты за него писала письма эти.

Он диктовал, а все лицо в слезах.

И размывались синие приветы

От слез твоих на тоненьких листах.

Он маме обещал, когда вернется,

Починит старый рухнувший забор.

С буянившим соседом разберется,

Он с ним мужской затеет разговор.

Катились слезы по щекам у Даши,

Ты знала, к ним  опять пришла беда.

Раненье у солдата было страшное,

Домой он не вернется никогда.

Потом столбняк, солдатика не стало,

И смерть его у жизни отняла.

А ты все письма матери писала,

Как будто тоже клятву ей дала!

Она в ответных называла дочкой,

Звала к себе в осиротевший дом

И долго –долго мятые листочки

Всей улицей читали вы потом.

На кладбище, на ледяном граните,

Есть тоже имя этого солдата,

Вы в памяти своей его храните,

Как он вам жизнь сохранил когда-то.

Под Будапештом встретила Победу,

Когда же В красный Яр вернулась ты,

Пошла на кладбище солдатика отведать

И положить весенние цветы!