70-летию Победы посвящается.

По воспоминаниям В.В. Датского.

Шел страшный черный сорок первый год.

Стучали в ставни с фронта похоронки,

И женщины рыдали у ворот,

И плакала родимая сторонка.

Стоял октябрь хмурый и седой.

Листва кружилась, падая как слезы,

А воздух пах тревогой и бедой,

И приближались первые морозы.

Вдруг повзрослели сразу сорванцы,

Военное испуганное  детство.

Ушли на фронт сражаться их отцы,

Оставив мать и малышню в наследство.

Окинув взглядом по-хозяйски двор,

Они мужскую делали работу,

И стал привычным в их  руках топор,

Дрова рубили до седьмого пота.

Четыре друга не разлей вода-

Васек, Витек, Колян  и рыжий Вовка

С уроков удирали иногда,

У них на то была уже сноровка.

Учеба им на ум никак не шла:

Какая теорема Пифагора,

Когда на станцию опять пришла

С разбитыми зенитками платформа.

Лишь на минутку забежав домой,

Схватив ломоть и зашвырнув портфели

Со старой полотняною сумой

Спешили добывать свои трофеи.

И каждый думал, что сейчас найдет

Забытое солдатами оружие,

Винтовку ржавую, а может пулемет?!

Чего еще мальчишкам было нужно.

Назавтра в школе проходил обмен,

Находками трофейными хвалились,

Как будто фрица захватили в плен,

Так гордостью глаза ребят светились.

В тот страшный  день был на платформе танк,

От взрыва башня набок покосилась,

Не выдержал он яростных атак,

Сломала его огненная сила.

На обгоревшей танковой броне

Белела надпись «Биться до ПОБЕДЫ!»,

Она не покоробилась в огне!

И не исчезла в вечности бесследно.

Заметив в танке приоткрытый люк,

От любопытства детского сгорая,

Четыре пары пацанячьих рук,

Вцепились, люк заевший открывая.

Не шелохнулась ледяная сталь,

Не дрогнула от натиска случайно,

Ей видно было расставаться жаль

Со скрытой в танке жутковатой тайной.

Увидев у платформы ржавый лом,

Обрадовались- это то, что надо!

Засунув в люк, уперлись вчетвером,

И дрогнула заветная преграда.

-Я первый, пацаны!,-кричал Васек,

И в люк открытый просочился быстро,

Он больше слова вымолвить не смог,

Он разглядел погибшего танкиста.

На нем был целым только шлемофон,

А остальное все дотла сгорело.

В ушах у Васьки появился звон,

Он из чумазого стал абсолютно белым!

-Чего застрял,- кричали пацаны,-

-Вылазь, нам тоже посмотреть охота!

Не знали пацаны, что у войны

Такая смертоносная работа!

Танкист сидел ,на рычаге рука,

А вместо рта и глаз провалы в бездну,

Не думал , в бой идя, наверняка,

Что он идет дорогой в неизвестность!

Медаль за храбрость на груди его

Каким –то божьим чудом уцелела,

О нем не знаем больше ничего,

Лишь только то, что он сражался смело.

Под горку кубарем скатились пацаны,

По избам молча быстро разбежались,

А в танке том сидел герой войны,

Без имени, записанном в скрижалях!


                     16 марта 2015 года.

В стихотворении упомянуты подлинные имена участников данного события, произошедшего в селе Красный Яр в октябре 1941 года: Алексенко Владимира, Датского Василия, Жирновникова Николая и Шкодина Виктора.